Колыма. Приключения в медвежьей стране

Прошло полгода. Через два месяца мелкому будет уже полтора. У меня сейчас пневмония. Все сложилось. Я решился написать текст о летнем путешествии на Колыму.


Сказать, что я часто вспоминаю нашу поездку – не сказать ничего. Первое время меня жутко тянуло обратно, как будто я там что-то забыл или специально оставил. Такое ощущение бывает, когда осознаешь, что начал нужное дело и оставил его незавершенным.

Два с половиной года назад мы втроем ОФИГЕННО сходили на Плато Путорана и всем нам очень понравился экспедиционный формат нашего путешествия. Нам это Аведу, Евгению и мне. Аведу вообще все интересно – он, такое впечатление, готов подписаться на все что угодно, если это outdoors. Евгений – личность тонкая и непредсказуемая, предугадать, что ему будет по душе – сложно. Меня тоже хрен поймешь, но со мной проще, регион по сути в этот раз выбрал я. В общем Евгений сказал, что ему это неинтересно и поехали мы с Аведом вдвоем.

Продумывал все как всегда Авед, нитка маршрута казалась просто идеальной. Забрасываемся к Эликченским озерам, сплавляемся оттуда по реке Яма примерно до ручья Восточный, вдоль которого поднимаемся на перевал, с которого спускаемся вдоль речушки Мальма к Тахтояме, по которой сливаемся в Охотское море в районе поселка Тахтоямск. Вдоль всей пешки на картах генштаба – вездеходка. Из Тахтоямска раз в две недели летает вертак в Магадан, билеты на него Авед забронировал сразу еще до покупки билетов в Магадан. Пешка образовалась из-за того, что Яма течет через заповедник, разрешения на посещение заповедника получать всегда геморрой, поэтому появилась пешка, которая не должна быть сложной – вездеходка же. Как я уже сказал – план был идеальным.

Поехали.

Магадан встретил нас дождем и лозунгом. Добро пожаловать на Колыму – золотое сердце России. А еще мужиком на Nissan Safari, который повез нас на место старта. Пока ехали говорили про 4 вещи, золото, дороги, рыбу и медведей. Расположил специально по нарастанию интереса для нас. В результате завез он нас сильно дальше чем планировали все мы, ну а мы заплатили больше чем планировали, но это было в наших интересах. По дороге мы проехали наледь, которая, когда-то была огромной, тянулась в длину на километры, сейчас же это просто куски льда с несколько детских бассейнов и один 25-ти метровый. По приезду разожгли костер, поели и завалились спать, выспаться в самолете не удалось.

Второй день, точнее его утро, было пасмурным и весьма бодрым, градусов 8-10. Пока чистили зубы отметили, что течет речушка неслабо. В общем часа через полтора мы уже махали селфипалкой, фотографируясь в наших новых буржуйских сплавных костюмах, перед стартом.

Речка достаточно быстро становится боле полноводной и уходит в сопки, а погода практически сразу меняется, хмарь уходит и все кругом преображается, плывем, глазея по сторонам, грести не обязательно, несет очень даже. Воды местами даже многовато, стараюсь оплывать валы, в одном из таких мест слышу крик Аведа, оборачиваюсь, но он далеко, жду. Подплывает с двумя блюдцами, говорит, что я проплыл рядом с медведицей и медвежонком, вышедшими как раз в этот момент на берег. Пугаться того, что даже не видел смысла нет, плывем дальше. Достаточно быстро преодолеваем половину расстояния, которое необходимо проплыть по Яме, а это километров 30-35.

Встаем. Долго ходим по галечному острову, выбираем место, где меньше медвежьих следов. Это очень важно, медведь же он как трамвай, со своих рельсов не сходит. Дров сколько угодно, плавник, палим костер. Пытаемся ловить рыбу, вижу хариусов, но поймать их не получается.

Третий день начинается с того, что нахожу свежие медвежьи следы прямо за палаткой. Выходим. Воды в реке становится все больше. К тому же, по всем признакам, мы скатываемся на хвосте паводка. Скорость течения превышает 10 км/ч. На струе, местами, здоровенные валы, стараемся их обходить. Протяженность таких участков, где приходится постоянно уходить от валов, измеряется десятками километров. Достаточно весело и напряженно. К тому же очень жарко. Быстро доходим до места, откуда завтра наше путешествие продолжится пешей частью. Встаем на галечном острове, заваленном последствиями паводка. Жара такая, что мы на грани солнечного удара. Спасаемся ледяной водой из реки, которая слишком холодная, чтобы торчать в ней постоянно.

Вечером тестируем фальшфейеры, нужно точно знать, как и за что надо дергать, чтобы в нужный момент не копаться. По незнанию смотрел на огонь во время горения, и после того как он погас, пропало зрение, очень неприятное ощущение. Через минуту постепенно все восстанавливается.

Когда уже собирались укладываться пригоняет тучу, начинает накрапывать дождь. Перетаскиваем палатку чуть выше на кучу гальки. Разжигаем два костра с двух сторон от палатки, ложимся спать. Практически сразу будит Авед, вид у него так себе. К палатке пришел медведь, принюхивался, хрюкал. Я сначала не поверил, мало ли зверья в лесу. Потом так сильно хотелось спать, что в этот ад верить не хотелось совсем.

Хмурое утро четверного дня. У палатки ночью кто-то точно шастал, но четкого следа, чтобы сказать, что это был именно медведь, мы не нашли. Моросит дождь. Собираемся, влезаем в мембрану, надеваем рюкзаки и заходим в лес. У каждого под рукой по фальшфейеру. Встречаем бурундука. Это всегда на удачу. Идем искать нашу идеальную вездеходную дорогу. Через час уже становится ясно, что никакой дороги здесь нет и не будет, а мы лезем по мокрому курумнику и сквозь кедровый стланик одновременно. Иногда переходим реку или идем по руслу, иногда по зарослям ольхи, но чаще всего у нас — кедрач.

Идем и орем, медведи должны знать, что мы здесь, еще у меня есть свисток. Авед называет его манком. Идти очень тяжело, где нет стланика – там бурелом. К вечеру выходим из леса и идем сколько-то по звериной тропе вдоль ручья. Ночуем на галечном острове по центру это ручья.

Пятый день. Ничего не меняется. Кедрач, ольха, бурелом, местами много голубики. Попадаются места, где леса нет, кое-где видим снег.

Много медвежьего помета. Постоянно переходим ручей, ищем где проще идти. Пару раз встречаем постройки, точнее то, что от них осталось. Спасаясь от ольхи и поднимаясь выше по правому склону долины, встречаем северного оленя. Красавец. Впечатлил. Чуть раньше видели очень жирную белку. Дальше ольха загоняет нас все выше, заползаем по мелкому курумнику, который сильно осыпается на полочку, с которой открывается вид на долину. Залипаем некоторое время. Красиво.

Идем по полке лавируя между кустами кедрача, снова красиво. Погода замечательная. Через час, спустившись к ручью и поднявшись на правильный левый склон долины, выходим на перевал к озеру. Удивительное место. Озеро окружено кустами кедрового стланика. Все искрит от солнечных лучей.

Озеро мелкое, на дне черные камни, вода прогрелась достаточно, чтобы с комфортом помыться. Вечером, пока мы едим кедровые шишки, к нам в гости приходит горностай, долго бегает вокруг лагеря. Животное безумно грациозное и пластичное и невероятно быстрое. Ложимся, завтра спуск к Тахтояме.

День шестой. Метрах в ста от лагеря мы упираемся в лютый кедрач, продравшись через который попадаем в ольху, потом снова кедрач и так часа 4. Силы заканчиваются.

Я начинаю разговаривать со стлаником на воровском жаргоне. Аведа это беспокоит. Решаем идти просто по воде по руслу Мальмы. Это несравнимо проще и продвигаемся в разы быстрее. В одном из мест, где мы отдыхали, к нам пришел любопытный соболь, забавный зверь. Но Авед холоден и подозрителен ко всему зверью. Хоть и жаль, но прогоняем зверька. Вскоре выходим к Тахтояме. Очень радостный момент. Очень тяжелая пешка завершена. На финише Авед из своего волшебного рюкзака достает 0.5 пива, которое он мне притащил из Исландии.

Тут должен быть какой-то хитрый смайл. Все знают, что исландцы гонят самое говеное пиво во всей Европе, но тут оно было прекрасным. Человек слаб. Вечером отдыхаем, жжем нормальный такой костер из плавника и корней.

Обсуждаем вектор совместного поведения, реакции в случае встречи медведя в разных ситуациях. Каждый прочитал немало литературы по этой теме перед поездкой и знает основы, но нужно договориться, чтобы гарантированно не “побежать в разные стороны” и действовать совместно и согласованно. Договариваемся, что, если медведь идет в нашу сторону, то заранее даем о себе знать, никуда не убегаем, не уходим, не уплываем, а просто расходимся, так как по сути мы с мишками друг другу не интересны.

День седьмой. Погода идеальная. Снова сплав. Речка в этом месте называемся Нявленга, лишь только через много километров, после слияния с крупным левым притоком рекой Арбутла она станет Тахтоямой. Сплав несильно отличается от сплава по Яме, но в начале маршрута попадаются каменистые шиверы. Даже был один порог, в месте, где река прижимается к высокой осыпи со скальными выходами по правому берегу, похоже это от нее отвалилось несколько кусков, каменных глыб, и образовалось нехарактерно мощное для этой реки препятствие. Приходится лавировать между камнями на серьезной скорости. Касок, кстати, у нас нет. Остановившись на обед, замечаем метрах в 500 огромного медведя, забиваем на все договоренности, собираем вещи и сверкая пятками валим.

Начиная с этого момента наше путешествие меняется, мы видим медведей постоянно. И их намного больше чем нас. Вечером доходим до места, куда заходит лосось на нерест. Останавливаемся, делаем по 2 заброса и у нас 2 горбуши и 2 мальмы (гольца). Чистим их прямо на месте лова, чтобы оставить все запахи тут и уплываем. Встаем через пару километров. Солим икру. Разжигаем 2 костра, один у палатки, второй метрах в пятидесяти от лагеря, жарим на нем мальму. Удивительно вкусная рыба. Пока готовим начинается ливень, как из ведра. Закрываю собой костер и вкуснейшего гольца, но промокаю насквозь. Дождь быстро прекращается и показывается двойная радуга. Втыкаем на красоту под чай и галеты с икрой. Кайф.

После того как солнце уходит, опускается туман, а из тумана метрах в 300 от нас выходит медведица с двумя медвежатами. Состояние умиротворения испаряется в момент. Мамка оказалась очень вежливой и рассудительной, увидев двух орущих человеков с лодками над головой, семейство переплыло реку и скрылось в лесу. А мы в палатке.

День восьмой, точнее его утро. Авед жарит горбушу, оставшуюся со вчерашнего вечера. В 300 метрах ниже по течению мишка копошится в реке на перекате, он заходит в воду пока его не сносит течением, дальше он траверсом переплывает реку, выходит на противоположном берегу, поднимается вверх по течению, снова заходит в воду и все повторяется.

То ли он таким образом ловит рыбу, то ли просто резвится. На противоположном берегу реки, прямо напротив нашего лагеря ходит еще один медведь. Выше по течению тоже медведно, видим здоровенного, идущего в нашем направлении. Но он, завидев нас по примеру вчерашней медведицы переплывает на противоположный берег.

В какой-то момент все мишки пропадают из поля зрения, отхожу по нужде и практически сразу слышу неладное. Вылезаю из-за коряги и вижу, что молодой медведь приближается к лагерю. Быстро возвращаюсь на помощь Аведу. Действуем как обычно, шумим, держим лодки над головой, чтобы казаться больше. Но медведь не останавливается и подходит все ближе, ему, наверное, любопытно, что это за две хрени такие.

В общем, он остановился и решил обойти, когда до нас было метров 15-20. Мы сильно напуганы. Горбуша в горло не лезет. Быстро собираемся и решаем, что те четыре дня, которые мы должны были еще провести на реке вряд ли будут в удовольствие, решаем уходить с маршрута как можно раньше. Еще сильно беспокоит то, что медведя можно встретить прямо в воде на перекате. Влететь в медведя на лодке, аттракцион для любителей особо острых ощущений.

В ближайшие 2 часа встречаем на реке около десяти медведей, в том числе и на перекате, хорошо Авед всегда видит их заранее. Это его суперспособность. Также встречаем вчерашнюю мамку с двумя медвежатами. Причаливаем на противоположном берегу, но в этот раз мой свисток и наши крики работают как манок и семейство изъявляет желание переплыть к нам.

Осознав это мы с криками прыгаем в лодки и очень быстро валим, первые метры мы движемся в направлении мишек, они этого тоже пугаются и тоже убегают, сейчас смешно вспоминать. Мысли, которые были тогда, останутся при нас. Еще встретили молодого медведя, который, как и все, шел вниз по течению, в своих мыслях и, увидев нас так перепугался, что в лес убегал с заносом и пробуксовкой. Мне становится его жалко, ведь его чувства схожи с моими.

Днем медведей на реке практически нет, это успокаивает. Плывем, останавливаясь в интересных для рыбалки местах, я очень хочу поймать кету. Аведу удается вытащить и самца кеты, и самца горбуши, и крупного гольца и ему становится неинтересно. У меня практически всегда на крючке голец, изредка горбуша. Гольца ловить интересно, он даже, если некрупный, очень активный. При вываживании приходится приложить и физическую силу, и терпение, все это сопровождается визгом фрикциона. Но уж очень его много и таскать одного гольца надоедает. Пару раз таки цепляю кету, но каждый раз рыба уходит. Я психую. Авед ржет. Всю пойманную рыбу мы отпускаем, на ужин берем одного гольца, нам этого вполне достаточно.

Ближе к вечеру слышим гул, думаем, что это вертолет, но нет, неожиданно на берег выезжают два КАМАЗа, но резко поворачивают и уходят обратно в лес. Переглядываемся – странно. Эта история с продолжением.

Встаем на галечном острове, Авед жарит гольца, я пытаюсь что-то сделать с его икрой. У Аведа икры нет, я про икру гольца. Еще раз повторюсь, жареный голец – это очень вкусно, пожалуй, для меня вкуснее жареной рыбы нет. Съедаем рыбу. Пьем вечерний чай. Кайф. На противоположном берегу появляется медведица с тремя медвежатами. Как можно описать мысли в этот момент… В голове одно. Опять – бле@ть. Снова орем, свистим, стучим в посуду. Медведи проходят мимо. Перед сном разжигаем большой костер, обливаю лагерь по периметру уксусом. Ложусь чуть позже Аведа, пока одеваюсь в спальное слышу, как к палатке подходит медведь, свое эффектное появление он сопровождает ревом. Подойдя к палатке, он начинает ее обнюхивать. Слышу, как его ноздри вдыхают воздух в метре, а то и меньше, от того места, которым я это все слышу. Бужу Аведа. Пытаемся шуметь. Очень страшно. Медведь отходит на пару метров, но все еще периодически ревет или рычит, похоже, недоволен чем-то.

Через какое-то время перестаем его слышать. Напряжение настолько велико, что нас просто отключает. Просыпаюсь от того, что поднимается сильный ветер, слышу, как улетает моя лодка. Кажется, что только что у палатки был медведь, а сейчас улетела лодка, не очень хочется вылезать из палатки и бежать за лодкой на глазах удивленного зверя. Но делать нечего, вылезаю, на удивление на улице уже светло, медведя нет, лодка метрах в двадцати от палатки. Возвращаю ее обратно, набиваю камнями, залезаю в спальник и отключаюсь.

Какой из инстинктов заставил меня проснуться? Что бы я делал, если бы лодку унесло?

День девятый. Сегодня очень хочется ночевать в Тахтоямске, я читал, что там есть гостиница. Выходим рано. Река в низовьях представляет из себя множество проток, которые сходятся, потом расходятся, нам нужно держаться правой стороны долины. При слиянии проток образуется сбойка, струи из разных проток заходят друг под друга, скручиваются, лодочку в таких местах вертит нещадно. Несколько раз у каждого из нас было впечатление, что до киля оставались миллиметры. Останавливаемся порыбачить, и я вытаскиваю, наконец, кету.

Фотографируюсь и отпускаю. Дальше происходит странное, рыба выпрыгивает обратно на берег, причем метра на 2. Решаем, что это судьба, разделываем ее на месте, получается 2,5 литровый контейнер с филе и половина литрового контейнера икры. Икринки просто огромные, сколько покупал икру кеты, таких не видел никогда. Очень хочется половить еще, ведь я понимаю, что скорее всего больше мы здесь никогда не окажемся. Но решаем, что хватит. Частенько под лодкой проходят косяки лосося, вода идеально прозрачная, видно каждую рыбину и ее настолько много, что не видно дна. Нерест лосося – это удивительное зрелище и удивительное природное явление. Плывем неспеша, любуемся косяками рыб и медведями на берегу. Встречаем рыбаков, которые закидывают рыбу из сети в кузов КАМАЗа, все демонстративно поворачиваются к нам спиной, решаем молча проплыть мимо.

Странно.

Заканчиваем сплав у границы леса, дальше только Охотское море. До поселка 7 километров, собираем рюкзаки и готовимся к последнему рывку. Но рывка не будет, подъезжает КАМАЗ, в КАМАЗе – Денис с водителем. Нас предлагают подвести. Денис – глава рыбоперерабатывающего производства поселка, по сути, главный человек в Тахтоямске. Тут становится понятно, местные подозревают, что мы представители рыбинспекции под прикрытием. Я, не зная того, подливаю масла в огонь, попросившись посмотреть на производство. Какие бы не были выделены квоты – их всегда превышают, а штрафы и наказания за это огромные. Есть чего опасаться. Но хочется верить, что к нам были добры не из-за опасений, а потому что люди нам встретились, действительно, хорошие. Оказывается, что никакой гостиницы в поселке нет, но нам выделяют жилье, бесплатно. С душем, толчком, кухней и здоровенным ЖК телевизором марки Samsung.

Еще Денис привозит нам банку икры и напоминает, что скоро закроется магазин, а сейчас вечер пятницы и откроется он только в понедельник. Мы очень благодарны. Бежим в магазин и покупаем, как и все безумные туристы, выползшие из леса, два мешка всякой херни. Из полезного – пара буханок хлеба.

Из важных задач – решить все вопросы с вертолетом. Идем в администрацию, там выясняется, что мы записаны не на ближайший рейс, а на следующий. Через 2 недели. Делаем очень большие глаза. Это действует, нас отправляют к какой-то тете, во второй дом слева за магазином. Тете нужно оплатить билеты и отдать паспорта на их оформление. Справляемся.

Дома засаливаем икру и рыбу, запираемся и жрем один за другим бутерброды с икрой, запивая чаем и тем, что зацепили в магазине. Ощущение безопасности опьяняет.

Кстати об опьянении, на второй банке пива, купленной в магазине я заметил, что оно кислит, проверка срока годности удивила, просрочено почти на полгода. Попробовал поменять в магазине оставшееся пиво, а купил я 4, на непросроченное, оказалось, что из того, что стоит на прилавке, мое самое свежее. Сразу видно – ходовой товар.

Последующие дни в ожидании вертолета слились в один комок из скуки, лени и телевизионных сериалов во главе с “Лесником”. Мы несколько раз обошли весь поселок – это очень весело.

Изредка к нам приходили люди и не давали нам скучать. Заходили веселые мужики, которые приходили посмотреть наши лодочки и покрутить пальцем у виска. Были браконьеры, которые боялись выходить на промысел, опасаясь нас как инспекторов рыбохраны. Они приходили сильно пьяными, все правильно, если работать страшно – нужно бухать. Один мужик поведал мне детективную историю о том, как все было на самом деле.

Помните про два КАМАЗа, которые слиняли в лес, увидев нас на реке, оказывается, рыбаки, ехавшие в этих машинах, нас раскрыли. Они увидели четырех человек, которых пытались быстро переодеться прямо в лодках и прятали оружие. А до этого они слышали или даже видели вертолет, который забросил нас четверых на реку. От оно как. Мужика очень беспокоил вопрос, где еще двое? Я своих не сдал.

Еще несколько раз на квадроцикле заезжал главный электрик Тахтоямска, Виктор, ему было явно ужасно скучно и не хватало общения, отдушину он видел в нас. Мужик он приятный и мы были не против. В последний день он свозил нас на КАМАЗе на свалку, куда выбрасывают отходы рыбного производства. Место наивысшей концентрации медведей.

В один из дней нам удалось выхватить несколько часов из нашего плотного графика. Мы взяли лодочки и пошли плавать в Охотском море. Для этого пришлось пересечь лиман и здоровенную насыть из гальки, отделяющую лиман от моря. Погода идеальная. Надуваем лодочки и “выходим в море”.

Вода настолько прозрачная, что определить глубину невозможно. Пробую половить камбалу с берега, наживка — малосольная кета. Не клюет, дремлем в лодочках. Сматываю снасть и вытаскиваю бычка с ладошку. Морская рыбалка удалась. Напротив входа в лиман, на острове, огромная куча из нерп, которые греются на солнце. В какой-то момент все нерпы оказываются в воде, понимаем, что на входе в лиман сейчас лосось. Прыгаем в лодочки и плывем к тюленям. Повсюду любопытные усатые морды. Одна нерпа выныривает прямо рядом с лодкой Аведа. Оба позируют на аватарку. Пробуем зайти в лиман на лодочках, но это нереально, течение очень сильное. Вылезаем на берег и смотрим насколько просто это дается лососю, в лиман заходит огромный косяк.

Чуть раньше мы слышали выстрел и поднявшись на насыпь видим раненого медведя, он полез на баркас, зашедший в лиман и ему прострелили лапу. Идти он не может, а добивать его не хотят, экономят патроны. Жуть. Так он и будет теперь умирать несколько дней, по рассказам местных – это у них не редкость.

Понедельник. Открылся магазин. Идем за очередным мешком херни. Берем три буханки хлеба. Мне удается отхватить бутылку свежего пива из Китая. О, боги. Дома просолилась кета. Запираемся и жрем ее до потери сил в формате бутербродов. По вкусовым качествам и удовольствию поглощения, соизмеримо икре. Короче, очень вкусно. Съедаем целую рыбину и три буханки хлеба за день.

День тринадцатый. Сегодня должен быть борт из Магадана. Ждем. Погода очень хорошая. Соседи говорят, что вертолет вылетел, ребята ждут хозяек домика, в который нас заселили, а те их информируют. Чуть позже девчонки пишут, что борт развернули обратно в аэропорт. Это немного напрягло. Но через два часа вертолет все-таки прилетает в Тахтоямск.

На борту глава Ольского района, господин Морозов со свитой, почта с почтальоном и девчонки с молодецким задором и огромным матерным словарным запасом. Нам говорят, что раздача почты и пенсий займет часа 3. Чиновников и пилотов сразу забирает Денис. Их увозят заниматься чем-то приятным. Девчонки выселяют нас из домика, мы закидываем вещи в грузовик ребятам, которые обещают подвести рюкзаки к вертушке, и идем убивать время до вылета. На улице очень много народу, мы за все дни столько не видели здесь. Просто праздник какой-то. Примерно через 3 часа нам возвращают паспорта, грузимся в вертак. Люди рассаживаются по периметру, всего человек 20-25, по центру здоровая куча вещей.

На половине надпись маркером – Морозов. Взлетаем с трудом, вид у Аведа сильно озабоченный. Я давно хотел полетать на вертолете и выброска была тем моментом, который добавлял бонусов нашему маршруту. Летим над сопками, пейзаж однообразный, но очень близкий. Пролетаем Яму. На подлете к Магадану сопки выше и летим уже очень близко к ним, а еще чувствуется нестабильность, хвост вертолета немного виляет, как у авто на гололеде. Мы сидим в хвосте. Нервы ни к черту, страшно, сейчас вид сильно озабоченный у меня. Приземляемся совсем не так, как мне это представлялось, вертолет заходит на посадку, решив, что он самолет, на высокой скорости, посадку мягкой назвать сложно. Было ощущение, что стойки с шасси сломаются.

После оплаты перевеса выходим на улицу. Тщетно пытаемся намутить такси до нашего хостела. Тут подходит мужик и интересуется ни те ли мы два чудака, которые перепугали весь Тахтоямск и остановили рыбный промысел на несколько дней. Киваем. Предлагает нас подвести. Пока едем расспрашивает нас о нашем путешествии. Выслушав, говорит, что провел много времени в тайге, и не пошел бы такой маршрут, слишком опасно, а нам по большому счету повезло, что не утонули и не задрал медведь. Весьма откровенно. Подвозит нас прямо до дверей хостела, от денег отказывается, желаем друг другу удачи и прощаемся.

Хостел очень приличный, но у нас в номере лютый смрад. Мы тоже не с лавандовых полей, но тут дело обстоит совсем сурово. Интересуюсь происхождением этой вони у девчонок на ресепшн. Оказывается, нас заселили в номер с местными знаменитостями, это два немца, приехавшие в Магадан на мотоциклах из Европы. Мотоциклы они уже отправили домой, а себя смердящих все никак не могут. Решаем смириться с вонючками. Есть дело поважнее. Авед узнает, что в Магадане есть Torro Grill, бросаем вещи и бежим есть мясо.

Четырнадцатый день проводим в Магадане. Успеваем закупиться на рыбном рынке, прокатиться на чертовом колесе, повтыкать на Охотское море, на бухту Нагаева от памятника Владимиру Высоцкому, подергать мамонта за хвост, сходить в кино и цинично сожрать пол кило мяса колючего краба на кухне в хостеле.

На следующий день, в Москве, на входе в аэропорт у всех пассажиров нашего рейса начинают проверять ручную кладь, это продолжается 40 минут. Давка. Духота. Когда очередь доходит до меня, я открываю сумку, набитую рыбой и икрой и спрашиваю, какого черта они делают и что ищут? Меня вежливо просят успокоиться и говорят, что ищут икру. Дальше мужик сообщает, что с моей ручной кладью все в порядке и я могу идти. Секунд 5 смотрю на него как на дебила. Мы вернулись домой.

Оставить комментарий 0 Комментариев

Текст комментария